Российское общество VS российское беженство - 1914-1922 гг.


Суржикова Н. В.

Доктор исторических наук, ведущий научный сотрудник, руководитель группы истории повседневности Института истории и археологии УрО РАН, Екатеринбург, Россия snvplus@mail.ru

DOI: 10.7868/S0132162517090100
ID статьи на сайте журнала:


Ссылка при цитировании:

Суржикова Н. В. Российское общество VS российское беженство - 1914-1922 гг. // Социологические исследования. 2017. № 9. С. 88-98.
DOI: 10.7868/S0132162517090100


Аннотация

В статье предпринята попытка определить место беженцев Первой мировой войны в российском обществе 1914–1922 гг. По мысли автора, оно определялось процессами социальной эксклюзии и маргинализации, стигматизации и дискриминации, что отразили риторика и деятельность как общественных учреждений, так и государственных органов. Сами беженцы при этом заняли позицию само-эксклюзии, которая позволяла им отстаивать право на социальную реабилитацию, предполагающую в том числе и право на субъектность. Несмотря на драматичность беженских судеб, кумулятивный эффект российского беженства был во многом позитивным. Динамизируя социальные порядки, беженство трансформировало гендерные, социопрофессиональные и этнокультурные статусы как беженцев, так и не-беженцев. Оно поставило под сомнение идею устойчивых социальных групп как таковых, тем самым проложив путь модерным модуляциям социальности, основанным на принципах многосложности и изменчивости.


Ключевые слова
Первая мировая война; российское беженство; эксклюзия; маргинализация; дискриминация; самоизоляция; субъектность

Список литературы

Баньковская С. П. Чужаки и границы: к понятию социальной маргинальности // Отечественные записки. 2002. № 6. С. 457–467. [Без названия] // Известия Всероссийского Союза Городов. 1916. № 29–30. С. 316.

Волков Е. З. Динамика народонаселения СССР за восемьдесят лет. М.; Л.: Государственное издательство, 1930.

Гусев А. Маргинализация и космополитизм: взгляды современных теоретиков на социальные последствия интенсификации пространственных перемещений // Социологическое обозрение. 2009. Т. 8. № 2. С. 72–79.

Кабузан В. Движение населения в Российской империи // Отечественные записки. 2004. № 4(18). С. 82–93.

Пащук В. И. Из Холмщины в Крым: Рассказ беженца-псаломщика // Известия Всероссийского комитета помощи пострадавшим от войны. 1917. № 23. С. 23.

Суржикова Н.В., Михалев Н.А., Пьянков С. А. Российское беженство 1914–1922 гг. в контекстах новейших отечественной и зарубежной историографий // Вестник Пермского университета. Сер. История. 2012. № 3(20). С. 140–152.

Ткач В. Мысли беженца // Вестник Всероссийского общества попечения о беженцах. 1916. № 40– 41. С. 16.

Щербинин П. П. Как жилось российской солдатке в годы Первой мировой войны (1914–1918 гг.) // Женщина в российском обществе. 2004. № 1–2. С. 57–71.

Harper F. M. Runaway Russia. New York: Century, 1918.

Gatrell P. A Whole Empire Walking. Refugees in Russia during World War I. Bloomington & Indianаpolis: Indiana University Press, 1999.

Gatrell P. Der Krieg, die Flucht und die Nation. Das Fu chtlingsdrama im Zarenreich und die Folgen, 1914–1920 // Osteropa. 2014. Bd. 64. H. 2–4. S. 185–196.


Содержание номера № 9, 2017